Arnold Palmer. Bеликое прощание

Он не был готов, сыграв 18 лунку, идти к клабхаусу. Ему было необходимо остановиться и справиться с нахлынувшими на него эмоциями. Понять все величие момента. И то, что 60 лет изумительного гольфа остались позади.
В пятницу 77-летний Арнолд Палмер сыграл свой последний раунд на турнире в Спринг, Техас. Что поделать, это должно было когда-либо произойти. Как пелось в известной советской песне «Со спортом мы расстанемся не скоро, но время не унять и не сдержать»... И Палмер, как никто другой, знал, что настало время проститься с большой игрой.

Он не был готов, сыграв 18 лунку, идти к клабхаусу. Ему было необходимо остановиться и справиться с нахлынувшими на него эмоциями. Понять все величие момента. И то, что 60 лет изумительного гольфа остались позади.
В пятницу 77-летний Арнолд Палмер сыграл свой последний раунд на турнире в Спринг, Техас. Что поделать, это должно было когда-либо произойти. Как пелось в известной советской песне «Со спортом мы расстанемся не скоро, но время не унять и не сдержать»... И Палмер, как никто другой, знал, что настало время проститься с большой игрой.

«Я прекрасно играл, долго-долго, - сказал Арнолд после завершения раунда, - и, прежде всего, мог творить на поле такое, что делало моих болельщиков счастливыми. Но когда люди хотят видеть хороший удар, а ты не можешь его выполнить - это доставляет мне неизгладимые душевные переживания, и я знаю - пора уходить».
По старому, знакомому всем лицу текли слезы.

Великая Arnie’s Army, его преданные болельщики благословляют его, и каждый из них может поклясться, что именно на него смотрел Палмер во время своих триумфов.
«Я вижу всех вас… - Палмер прервался, слезы вновь мешали ему говорить. - Шестьдесят лет я играл в турнирах и теперь знаю, что все закончено…»
«Мы любим тебя, Арни!» - кричали в ответ его верные «солдаты».

Арни любит то, что делает, без этого бы он не смог играть именно в тот гольф, который прославил его и сделал Арнолдом Палмером; это именно та любовь, которая делает человека духовно богатым. А гольф стал богаче, благодаря Палмеру. Благодаря его доброте и чувству юмора.
Болельщики любили его, когда он надевал зеленый пиджак Огасты или держал в руках Кувшин Кларета. Но даже когда он проигрывал, они любили его еще больше. Он был Королем гольфа и остался им.

«Он классный, - просто сказал о нем Ле Тревино, игравший с ним в этот день. - И то, что он Король не так легко далось ему. Он работал. Он был сосредоточен. Он всегда знал, чего хочет. Он достигал всего. Да, он работал все шестьдесят лет! А сегодня, когда он сделал пат на последней лунке, я выхватил мяч из нее и попросил Арнолда расписаться на нем».

Гольф может быть беспощадным. Он выставляет напоказ ваши слабости, вскрывает недостатки, заставляет ваше сердце чувствовать боль. Но именно это сердце и заставляет вас любить гольф. И большое сердце Арнолда Палмера, несмотря на возраст, несмотря на боли в спине, заставило его выйти в пятницу на гольф корс, чтобы проститься и подарить зрителям последние острые ощущения, вернее, даже последнюю мистическую дрожь от своей игры.

Палмер простился с турнирами, но не с гольфом. «Теперь большую часть времени я собираюсь тратить на строительство гольф полей», - сказал он. Это не удивительно, ведь более 35 лет Арнолд Палмер является бессменным президентом Palmer Course Design Company (PCDC).
Об этом говорил Эд Си - старинный друг Арнолда, вице-президент PCDC в интервью Национальной корпорации развитии гольфа, которая является официальным представителем Palmer Course Design Company на территории РФ.
«Я сентиментальный парень, - Арнолд, как всегда, искренен, - вы все знаете это. У меня был большой путь, в каждую секунду которого я влюблен. И, несмотря ни на что, я все еще иду по нему».
Мы знаем это!

© 2002- 2016 Национальная корпорация развития гольфа. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на наш сайт обязательна.