Прецедент «Абрамович-Челси». Вред или польза?

Турнир английской премьер-лиги только перевалил за середину, а уже ясно, что «Челси» будет чемпионом. Казавшийся непобедимым «Арсенал» (50 игр и без поражения) вдруг захромал после того, как судьи «сдали» его в матче первого круга с «Манчестер юнайтед».

Поразительно, как одно событие может выбить из колеи даже такое могучее животное. «Манчестер юнайтед», наоборот, стабилизировался, но явно недостаточно, чтобы ликвидировать отставание в 10 очков. О прочих клубах нечего и говорить. Они все отбирают друг у друга очки в яростной борьбе за места в европейских турнирах, каковых у английской премьер-лиги шесть.

Оптимисты делают вид, что триумф «Челси» - это хорошо. Дескать, наконец-то разрушена дуополия «Арсенала» и «МЮ». Пессимисты же (и я среди них) полагают, что толку от этого мало, и на место дуополии может теперь прийти просто монополия. Прецедент Абрамовича - симптом нескольких тенденций, грозящих разрушением всей сложной социально-культурной конструкции английского футбола.

Еще в прошлом году гранды английского футбола хорохорились и говорили, что, деньги - «это не всё». Увы, оказывается, что деньги - это всё. Даже если считать, что для успеха денег необходимы такие выдающиеся администраторы, как Питер Кэньон, и незаурядные тренеры, как Жозе Мауринью, настоящего успеха можно добиться только с помощью денег.

Начать с того, что и Кэньон и Мауринью сами перекуплены (у «МЮ» и португальского «Порту») непристойно высокими зарплатами. Далее, только с помощью денег можно обеспечить три полноценных состава из игроков экстра-класса. Такая концентрация силы в одном клубе имеет три последствия. Во-первых, неисчерпаемую скамейку запасных. Во-вторых, лишает другие клубы шансов на приобретение лучших игроков. В-третьих, возможность варьировать игровые схемы в ходе игры.

«Челси», похоже, создается не для того, чтобы создать другую культуру футбола рядом с традиционной, а чтобы паразитировать на традиционной культуре, вечно обыгрывая клубы, существующие попросту по совершенно другим жизненным законам.

Наблюдатели единодушно признают, что появление Абрамовича было неизбежно. Все шло к появлению суперклубов, формируемых исключительно от капитала. Теперь футбол перед выбором: либо повернуть процесс вспять, либо двигаться дальше в этом направлении.

 
 
 
 

Остановить распад футбола пытается УЕФА. Она вводит ограничения на число легионеров в европейских кубках. Насколько ее новые правила реалистичны, мы скоро увидим.

Развивать тенденцию, которую на сегодня символизирует «Челси» Абрамовича, можно было бы двумя путями. Или должно появиться с дюжину таких абрамовичей, готовых финансировать из своих бездонных карманов чисто затратные клубы. Либо появятся клубы, способные приносить прибыль и наращивать капитальные фонды.

Первый вариант кажется маловероятным. Такой Абрамович мог появиться только в России и только в хаосе первоначальной приватизации. Филантропия подобных масштабов в настоящем деловом мире кажется немыслимой. Престижно-показное потребление - тем более. В свое время ланкаширский бизнесмен Джек Уокер фактически купил чемпионский титул клубу «Блэкберн» (промышленный город в 30 км от Манчестера). Но Уокер был местный, это был его клуб, и вся сага продолжалась два сезона.

Настоящую альтернативу представляет собой «Манчестер юнайтед» - единственный большой, успешный и прибыльный клуб в премьер-лиге. Сейчас «МЮ» - акционерное общество, но его хочет захватить один из акционеров (28 процентов акций пока) американский финансист Малколм Глейзер. Его первая попытка сорвалась, но он не успокаивается. Сейчас он получил поддержку в виде кредита от «Дж. П. Морган» и предлагает 800 млн. дол. с тем, чтобы захватить больше половины акций.

Считается, что мотивы Глейзера сугубо рациональны. Люди Абрамовича в «Челси» тоже, кстати, уверяют, что у них пятилетка и прошлогодние потери клуба (90 млн.) были инвестициями. Трудно сказать, сколько в этом правды. В конце концов, план развития клуба, предложенный Глейзером, тоже предполагал 500 млн. долгов, был отвергнут и заменен другим, предполагающим только 300 млн. дол. долгов.

Но у Глейзера другая репутация. Глейзер не просто денежный мешок, а денежный станок. Он не филантроп и не искатель престижа. Он с детства химичит на финансовых рынках и выстраивает конгломерат. Он понимает спорт как бизнес и хочет прибыли.

Наблюдатели заинтригованы настойчивостью Глейзера. Он готов платить 300 пенсов за акцию, хотя сейчас акция «МЮ» стоит 270, а знающие люди уверены, что на самом деле она должна бы стоить только 240. На что рассчитывает Глейзер?

Скорее всего, он рассчитывает на то, что в будущем возрастут доходы клуба от показа матчей по телевидению. Можно думать, что футбольный клуб становится настоящим и крупным предприятием только в комбинации с телевидением. А это значит, что перспективы стабилизировать прибыльный бизнес на этом уровне могут только уже очень популярные клубы. «Манчестер юнайтед» именно такой клуб. А «Челси» нет. «Челси» - это не брэнд.

Чтобы превратить его в брэнд, нужны не только капиталовложения. И даже успехов мало. Выиграть чемпионат можно. Можно его выиграть несколько раз подряд. Но популярной командой стать намного труднее. В самой Англии сторонников «Челси» скорее убавилось, чем прибавилось.

Неудивительно, 70 процентов болельщиков считают, что прецедент «Абрамович-Челси» пошел во вред английскому футболу, а не на пользу. Чтобы изменить это соотношение, понадобится целая эпоха. А, может быть, этого не случится никогда.

Александр Кустарев,

ЛОНДОН

 

© 2002- 2016 Национальная корпорация развития гольфа. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на наш сайт обязательна.