Игорь Ивашин: «Если бы Путин играл в гольф!»

 
 
 
 

- Российский гольф еще настолько молод, ему всего шестнадцать лет, что многие в него приходят не сразу, а из каких-то других видов спорта. Например, гольфистка Даша Анисимова занималась сначала плаванием, а тренер по гольфу Иван Иванович Чистяков - горными лыжами… 

- Я недавно у него взял несколько уроков горных лыж. Он, конечно, прекрасный тренер - доходчиво все объясняет. 

- Да, Иван Иванович профессионал и в горных лыжах, и в гольфе… А ты, кажется, до гольфа играл в хоккей? 

- Я с шести лет хоккеем занимался. Но карьеру хоккеиста пришлось оставить ввиду травм, а спортивную жизнь продолжать хотелось. И я подумал о гольфе. 

- Подумал, что там тоже надо действовать клюшкой? 

- И об этом не в последнюю очередь. На самом деле, у гольфа мало общего с хоккеем. В гольфе психологический момент гораздо тоньше, чем в хоккее. И гольф - индивидуальная игра. Если в хоккее тебя может выручить партнер, то в гольфе - ты сам за себя.

И вот я пришел, попробовал сыграть гольф клюшкой - не понравилось. А потом что-то зацепило. Так все и началось. Сперва занимался самообразованием, позже стал брать уроки у гольф-профессионалов. 

- В Нахабино? 

- Нет, «Москоу Кантри Клаба» тогда еще не было. Тренировки происходили в Московском городском гольф клубе. А в Нахабино сначала я работал на тренировочном поле, помогал тренеру, затем стал его ассистентом. 

- А в то время кто там были тренеры? 

- Иностранцы, некоторые из них были игроками PGA Tour. У них мы учились. Сейчас я гольф-профессионал, тренер сборной России, и большую часть времени занимает работа в Академии детского гольфа с перспективными ребятами, которые в конечном итоге составляют костяк сборной России. 

- Ну вот, например, некий ребенок захотел играть в гольф. Куда ему идти? Как ребенку попасть в гольф?

 
 
 
 

- А никак. 

- ? 

- На самом деле на сегодняшний день как таковой школы гольфа у нас нет. Не так много и тренерского состава, поэтому набор в течение сезона - это не более 10-ти человек. 

- А кем должны быть эти десять? Это географический принцип - они должны жить рядом с Нахабино? У них должны быть состоятельные родители? 

- В большей степени география - из Красногорска много детей, им просто удобно ездить. А есть люди, которые ставят себе цель и ездят из Москвы. 

- Но в любом случае все платное и трудно пробиться в Академию? 

- У нас такая система – перспективных детей мы учим бесплатно. 

- А как определяется перспективность? 

- После того, как они сыграют несколько турниров, мы понимаем, что из них может что-то получиться. 

- И все-таки, может ребенок придти в Академию и сказать, вот посмотрите на меня - я хочу играть в гольф, я чувствую себя невероятно перспективным? 

- Да, это возможно. Мы проведем с ним несколько уроков. А потом посмотрим, если он перспективный - возьмем в Академию, чтобы он занимался бесплатно. 

- Иван Иванович говорит, что коммерческий урок вредит и тренеру и игроку, он загоняет их в ограниченные временем рамки, но главное, что у нас нет своей российской школы гольфа. 

- Да, школы нет, и, думаю, еще долго не будет: никто финансово ее поддерживать не будет, только самоокупаемость. Так что развитие гольфа идет пока за счет родителей и частично за счет спонсоров. Но убедить спонсоров вкладывать в перспективных ребят становится все труднее. Это скорее даже не спонсорство, а гольф меценатство. 

- Это связано с тем, что наши игроки не добиваются больших успехов на международных соревнованиях? 

- Да. Еще нет никого, кто пробился хотя бы в сотню лучших. 

- Почему так происходит? 

- Массовости нет. Не из кого выбирать. Гольфистов нет. Ты спрашиваешь, как ребенку придти в Академию, а мало, кто приходит. Тренируются в Нахабино и в Московском клубе. Вот и вся Россия.

Но отчаиваться в любом случае не надо. Может все так и должно идти постепенно?.. 

 
 
 
 

- Работа тренера - творческая работа? 

- Знаешь, я считаю, что я счастливый человек, потому что мне эта работа нравится, я вижу плоды своего труда. 

- Гольф, скорее всего, станет олимпийским видом спорта. Это может повлиять как-то на развитие гольфа в России? 

- Все зависти от медалей. В первый год мы медали получить не сможем. А для Олимпийского комитета важны медали. Я думаю даже, что наши олимпийские функционеры голосуют против гольфа. Им выгодно вкладывать в те виды, которые у нас хорошо идут, развивать то, что уже есть.

Вообще в России многое зависит от правителя. Если Путин заиграет в гольф, гольф будет намного эффективнее развиваться. 

- А для России гольф - это все еще экзотический вид спорта, сплошь элитный, подойти люди к гольф клубу боятся? 

- Да, пока это ближе к тому, что «боятся подойти». С другой стороны гольф во всем мире становится очень демократичным видом спорта. 

- Ну, сравнивать Россию и остальной мир… 

- Да, у нас в стране гольф, конечно, развивается не так, как надо. 

- Ты приехал к нам в гости из Нахабино. В межсезонье в клубе что-либо происходит? 

- Недавно собрали членов клуба - напомнить им, что скоро начало сезона - и провели турнир: играли около 70-ти человек на шести лунках в формате «два мяча скрэмбл». Снегоходами закатали снег, так что можно было спокойно ударить, найти мяч. Он, как ты понимаешь, зимой оранжевого цвета. Плюс разыгрывали приз на самый ближний удар к лунке и на самый дальний драйв. Помимо членов клуба участие в турнире приняли порядка 20-ти гостей - в основном русские. Кто-то вообще первый раз клюшку взял. Все остались довольны. 

- Какой прошлый сезон был в «Москоу Кантри Клаб»? 

-  Ровный, хороший. Назарбаев приезжал. На новую ступень поднялся BMW Russian Open, Открытый чемпионат России среди любителей был проведен намного лучше и интересней, чем в позапрошлом сезоне. Единственное, что не совсем удалось - привлечь больше зрителей на Чемпионат России: финал был в рабочий день, в пятницу. В этом вопросе руководство гольф клуба не пошло навстречу Ассоциации гольфа России. А на Russian Open - финал в уикэнд. И вот там было очень много зрителей.

- А будущий сезон, какие ожидания? 

- Хочу, чтобы все мероприятия проходили спокойно, без нервотрепок. И жду, конечно, побед от наших игроков.

- У тебя двое детей, они будут играть в гольф?

 

Летом будет трое… 

-О, о, о! Наши поздравления!

 
 
 
 

- Полине восемь лет, Георгию - пять. Дочь занимается теннисом и горными лыжами, сын - тэйквондо. И гольфом, естественно, – приезжают ко мне в Нахабино в неделю раза два-три. Но в предпочтении вида спорта я на них не давлю - пусть выбирают то, что им нравится. 

- С каких лет лучше начинать заниматься гольфом? 

- Начинать никогда не поздно. 

- Спасибо, утешил. 

- Но, смотря чего ты хочешь добиться, каких  результатов - в этом плане, чем раньше, тем лучше. С самого раннего детства. 

- Твой совет игрокам. 

- Не останавливаться на достигнутом. При игре всегда иметь позитивное настроение. И все время держать в голове, что в гольфе ты всегда можешь сделать один хороший удар и выиграть.

Иван Чистяков: «Тренер – это режиссер»

 
 
 
 

- Иван Иванович за вашими плечами можно сказать история советского спорта…

- Да, пожалуй, моя спортивная и тренерская карьера связана с историей спорта всей страны. Поскольку родился я на Воробьевке, как в советские времена сказали бы на Ленинских горах, - все вокруг занимались спортом: лыжным двоеборьем, прыжками с трамплина, слаломом. И я в 8-летнем возрасте я поступил в спортивную школу, где занимался двоеборьем и слаломом и довольно успешно.

Как и у большинства воробьевских ребят наставниками моими были соседи, и мне было на кого посмотреть, потому что рядом жили известные советские спортсмены - прыгуны с трамплина и горнолыжники: заслуженная мастер спорта Евгения Сидорова; неоднократный чемпион СССР Виктор Тальянов; 32-кратный чемпион СССР, заслуженный мастер спорта Александр Филатов и многие другие.

Мой друг Александр Иванников - первый из наших прыгунов вошел в шестерку лучших на Олимпиаде в Инсбруке в 1964 году, стал победителем турнира «Четырех трамплинов», выиграл предолимпийские соревнования в Америке в Лейк-Плэсиде.

Так и занимались спортом, глядя на великих.

А на Воробьевке на Большом московском трамплине проводились первые международные соревнования, где выступали сильнейшие прыгуны с трамплина: Каливи Кярькинен, Гэри Гласс. И там тренеры показывали свое мастерство. Так что я уже в юношеском возрасте захотел стать тренером. Мне нравилась тренерская работа. Учился в Институте физкультуры, получил высшее спортивное образование.

 
 
 
 

Ну а к 1973 году, мне тогда было 28, мои лучшие ученики уже входили в юношескую сборную Советского Союза, сборную команду профсоюзов. Я был приглашен на работу в Спорткомитет СССР и первоначально возглавил юношескую сборную Советского Союза, а впоследствии стал старшим тренером основной команды - сборной команды СССР по горным лыжам. И это были лучшие годы не только для меня но и для сборной команды.

Конечно, горные лыжи по популярности не могли сравниться с футболом, но уж, во всяком случае, это был самый модный зимний вид спорта, все интересовались горными лыжами. И, конечно, успехи нашей команды в середине 70-х годов, способствовали этому и во многом являлись условием для развития этого вида спорта. Например, горнолыжных школ было более ста: в Армении, Грузии, Кабардино-Балкарии, в Сибири, на Кольском полуострове, Камчатке, Сахалине. Только в городе Москве было 10 спортшкол…

- А Путину в плане лыж могли бы что-то посоветовать? Техника, слалом?

- Там дает советы Леонид Васильевич Тягачев, куда уж мне. Но при гипотетической встрече с Владимиром Владимировичем на трассе, конечно бы мог.

- А как произошел Ваш скоростной спуск или вернее прыжок с трамплина в гольф?

- Дело в том, что к концу 80-х годов, я перешел на работу из Министерства просвещения опять в спорт.

- А Вы работали в Министерстве просвещения?

- Да, я работал в Министерстве просвещения начальником управления, занимался вопросами, связанными туризмом, экскурсиями…

- Наверное, объездили весь мир?

- Ну, весь Советский Союз, это точно. От Бреста до Ленинграда, от Ленинграда до Иркутска, от Иркутска до Душанбе, от Москвы до самых до окраин…

- А гольф вы в каком краю нашли?

- Когда я вернулся в спорт, меня пригласили попробовать свои силы в первом в СССР гольф клубе.

- В качестве кого?

- В качестве тренера.

- То есть Вы уже ранее были знакомы с гольфом, играли?

 
 
 
 

- Нет, нет. Не было никаких навыков. Я очень благодарен Свену Тумбе Юханссону, Ларсу Хофвандеру – это были мои первые учителя, я прошел шведскую тренерскую школу гольфа. Одновременно набирал детей и с ними работал в первой школе гольфа. И мне кажется, что вот эта первая школа так и осталась первой и по качеству обучения и по количеству занимающихся. Было более ста человек в этой школе. Занятия проводились очень четко по суровой скандинавской программе.

Сейчас, конечно тренеров гораздо больше, когда мы начинали, их было всего два-три. Я работал вместе с Сергеем Черданцевым, Денисом Фураевым и Яном Капировский.

Мне очень приятно, что мои ученики стали тренерами. В Московском клубе работает лучший, на мой взгляд, гольф профессионал Алексей Матросов, а в зимнем гольф центре «Синяя птица» - Алексей Афанасьев и Светлана Афанасьева, кстати, чемпионка России.

А в прошлом сезоне выиграл Чемпионат России тоже мой ученик Александр Груздов.

- Вы, можно сказать, стояли у истоков российского гольфа. Как все начиналось?

- Вообще, все, что у нас начинается впервые, с самого начала - все здорово. А потом все превращается… В общем, как говорил один известный руководитель, хотели, как лучше, а получилось, как всегда.

- Вы ушли из Московского гольф клуба?

- Нет, я в прошлом сезоне работал там тренером юниорского резерва сборной команды Московского городского гольф клуба, и результаты были обнадеживающие. К сожалению, мы не знаем каждый раз, что у нас будет в следующем сезоне, где мы будем работать. А зимний центр «Синяя птица» - это лучшая зимняя тренировочная база на сегодняшний день в Москве, но, увы, единственная. И тренировать мы можем там только три раза в неделю, поскольку остальные дни - теннис. Теннис более популярен, чем гольф. Это еще влияние прошлого, так сказать, политического направления.

Что касается истоков… Мне повезло, я видел, как у нас что-то формируется здесь. Однажды я ассистировал Тумбе и сделал hole-in-one. В это время я уже был в Московском клубе гольф профессионалом. Вообще в сезоне 1990-го года я стал первым русским профессионалом в Московском клубе.

- Не каждый игрок может похвастать hole-in-one да еще при таком свидетеле.

- Майк Тайсон был на открытии клуба, сыграл на драйвинг-рэндже. Шон Коннери прилетал, играл на полях вместе со всеми. Первые московские красавицы к нам приезжали во главе с Машей Калининой - тогда как раз впервые прошел этот конкурс.

- И что, они стремились к гольфу?

- Да. А мы стремились к ним.

Но, в целом, к сожалению, не совсем были хорошие отношения между советской администрацией и шведской стороной, а в те времена это было совместное предприятие - гольф клуб.

- Кто-то за кем-то шпионил, хотел решить какие-то политические вопросы? Или это анекдот?

- Можно сказать, это анекдот. С другой стороны, невооруженным взглядом было видно желание шведской стороны видеть в Московском клубе, тогда он назывался «Гольф клуб Тумба», первых руководителей, известных людей. Но интерес у первых людей советского государства туда не лежал. Хотя при открытии гольф поля мы видели Ельцина Бориса Николаевича, который тогда был избран председателем Верховного совета…

- У него же бэг именной есть. Где он стоит? В Нахабино? Или в Московском клубе?

- Трудно сказать, где это у него стоит, потому что интереса к гольфу он никакого не проявил.

- А что главное в тренерской работе? Проницательность, ощущение перспективности игрока, взгляд в будущее?

- Тренер добивается успеха, если успеха добиваются его ученики.

- Я недавно общался с Дарьей Анисимовой, она говорит, что у нас очень плохая тренерская работа, тренеры не ведут ученика от и до, раз в неделю с ним поработают и все…

- Она права. Но дело не в тренерах. Тренеры поставлены, особенно молодые тренеры, в определенные рамки, не в рамки учебно-тренировочного занятия, а в рамки коммерческого урока, когда они проводят урок, получаю свои деньги, а дальше хоть трава на фарвее не расти.

- И каковы расценки?

- Это как договорятся. Все решает коммерческий урок, а в спорте главное - учебно-тренировочные занятия. Главное - школа спортивная, которую прошел тренер и через которую он может провести своего ученика.

Что касается работы тренера… Опытный тренер, конечно, видит перспективы, видит на что способен его ученик.

- А если Вы видите, скажем так, бесперспективного ученика, Вы беретесь за него?

- Я люблю браться за тех учеником, которые на первый взгляд неперспективны. Но существует не только такая практика, но это закон, это классика тренерской работы: сначала выявляются ученики трудолюбивые, способные. Но если всех учеников, даже которые на первый взгляд оказываются неспособными, обучить первым навыкам спорта, первой программе, как мы говорим, то тогда выявляются талантливые ученики. Обычно это происходит в течение одного года.

 
 
 
 

Например, Алексей Матросов. Он мне говорил, дескать, Иван Иванович, да у меня освобождение от физкультуры, я могу только мячи подносить. Но я увидел в нем те качества, которые впоследствии помогли ему выиграть Чемпионат России и стать лучшим профессионалом.

Надо лепить ученика. Тренер – это режиссер, он должен выстраивать картину, заглядывать вперед, понимать суть процесса, контролировать движение.

- Вы проницательный тренер. А какие перспективы у нашего гольфа? Когда уже начнем будоражить мир?

- Перспективы нашего гольфа в руках наших руководителей. Ассоциации гольфа, например. Наши руководители думают так: сначала мы все понастроим, а потом будем заниматься людьми, воспитаем нового гольфиста.

А мое мнение, конечно же, другое, как тренера, как специалиста, как спортсмена, как человека: нужно создавать российскую школу гольфа. Не здание, а школу. Мы уже потеряли почти 15 лет. Для этого все возможности у нас есть. Специалисты не хуже западных, юноши и девушки, замечательные просто. Но мы поставлены в такие рамки, я повторюсь, у нас в гольфе - коммерческий подход, за основу принят часовой урок. На самом деле в основе спортивной подготовке лежит учебно-тренировочное занятие с детьми, которое должно длиться от полутора до трех часов даже для первого-второго годов обучения. И хотя бы три раза в неделю.

Нужно только желание и понимание наших спортивных руководителей.

- У детей, вернее, у их родителей, нет денег, чтобы проводить полноценные занятия?

- Случается иногда и так, что самые способные талантливые дети, которые могли бы нашу страну представлять на самых крупных международных соревнованиях, не могут оплачивать коммерческие уроки.

- А кроме коммерческих уроков ничего нет?

- Пока нет.

- А в чем причина, что до сих пор отсутствует российская школа гольфа?

- Одна из причин в том, что у нас нет массового гольфа. В отличие от Московского городского гольф клуба положение лучше в Нахабино в «Москоу Кантри Клаб» - там бесплатная школа, но, правда, сейчас элементы оплаты для детей вводятся.

Целая группа талантливых ребят было воспитано там: сестры Костины, сестры Ротмистровы, Дмитрий Виноградов, Александр Майоров. Очень хорошие ребята. Но мне кажется, что тренеры в Нахабино уже не способны так работать, как они работали в течение первых пяти-семи лет.

- Приелось?

- Конечно, оскомину набило. Они работаю по инерции. А тренерская работа предполагает не только планирование и проектирование тренировки, но и творчество.

- В нахабинскую школу отбирают только по принципу географии, то есть тех, кто там поблизости живет?

- Раньше это было по принципу географии, а сейчас, зная успехи этой школы, родители для быстрого обучения привозят туда своих детей. И, естественно, платят деньги.

Чтобы играть в Московском клубе в гольф нужно иметь в кармане сто долларов за одну игру. В Европе, а тем более в Америке цены на несколько порядков ниже. Можно себе представить, кто играет в Московском городском гольф клубе.

Прошлым летом детишкам разрешили там поиграть, были показаны хорошие результаты. Но… Столько «но»! Туда нельзя, сюда нельзя, больше двух корзин – нельзя. Мне пришлось серьезно бороться. В результате добился, что нам стали выдавать пять корзин на каждого ученика. Доказал, что надо играть 18 лунок в неделю хотя бы раз, а не 9. Там такая ситуация, что дети, юниоры не вполне вписываются в концепцию этого «элитного» гольф клуба.

- Все-таки нужно строить клубы.

- Строить клубы разные, элитные и нет. Но даже и без того, мы уже сейчас можем готовить гольфистов высокого класса. И я всегда пытался доказать это нашим чиновникам.

 
 
 
 

- Вы в спорте сто лет, отлично выглядите…

- Почти сто – сорок…

- Гольф станет олимпийским видом спорта?

- Безусловно. И очень скоро. Может уже на следующей Олимпиаде. Прошли слухи, что отцы гольфа, руководство PGA, решили войти в МОК.

- А как вообще жизнь? Вы счастливы?

- Запах кофе по утрам, солнце, если нет облаков, новый день - это радость. И, конечно же, счастье - заниматься любимым делом и видеть улыбки и радость победы в глазах своих учеников.

Дарья Анисимова: «Have fun и никаких заморочек!»

- Даша, вот я сижу рядом с тобой и думаю, а ведь я в уникальной ситуации нахожусь: россиянок, играющих в гольф меньше, чем космонавтов и пилотов «Формулы-1». Поэтому я просто не могу не задать следующий очень-очень банальный вопрос: как ты оказалась в гольфе?

- Да, этот вопрос не раз мне задавали…

- Прошу прощения…

- Ничего-ничего… У меня мама спортсменка, мастер спорта по плаванию. Она всегда считала, что ребенок должен заниматься спортом, быть при деле, а не шататься по улицам. Ну и отдала меня в секцию прыжков в воду. И я вот прыгала-прыгала, лет пять, наверное, билась о воду и о трамплин…

- Боже! Мне сразу вспомнились какие-то анекдоты про бассейн, из которого слили воду, а прыгун не в курсе…

- Нет!!! (смеется) До этого, к счастью, не дошло! Но и такие удары были весьма ощутимы. В общем, плакать я уже начала, не могу больше. Тогда мама предложила самой выбрать вид спорта. И я стала придумывать что-то менее травматичное. А как раз в то время я играла на компьютере в гольф. И сказала маме, даже толком не подумав: хочу в гольф играть. Она отвечает: нет проблем! Мы с ней поехали в Марокко и там, в Club Med, я впервые взяла клюшку и, знаешь, очень понравилось. А когда мы вернулись в Москву, мама сразу отдала меня в школу гольфа в Московский городской гольф клуб.

- Ну, с Московским клубом все более-менее ясно. А в Шотландии что произошло этим летом?

- Шотландия! Это был один из основных турниров, который проводит Сент-Эндрюс - Strathtyrum Trophy. Он идет параллельно среди мужчин и среди женщин. О! Все, что там произошло, было нереально! Я прилетела в Москву из Таиланда, и оказалось, что доблестная авиакомпания, которой я добиралась, потеряла все мои клюшки…

- Кстати, какими клюшками ты играешь?

- Айроны уже почти три года - Mizuno, мне их в Америке подбирали, а все остальные клюшки - Titleist. И, представляешь, все они потеряны, играть нечем, а завтра улетать в Сент-Эндрюс! Я бегом в Национальную корпорацию развития гольфа к Дмитрию Заводнову: все, катастрофа… Он тут же выдал мне целый комплект. Спас меня!

Вообще, в первый день турнира результат был просто катастрофический. И погода еще совершенно кошмарная, дождь, ветер, что для Сент-Эндрюса редкость. Причем у мужчин остановили игру, а у женщин нет…

- Наверное, организаторы увидели твой гигантский зонт Titleist и решили, что он выдержит любой ураган…

 
 
 
 

                                                  

- Ты смеешься, а ветер был жуткий! Когда ветер на поле, даже самый хороший удар оказывается далеко не на грине, а где-нибудь в терновнике, откуда уже никак не сыграешь. Есть шанс мяч просто достать, да и то не факт.

Второй день был получше: я зацепилась за кат.

На третий пошел какой-то тропический ливень. Все поля затопило. Образовались внушительные озера.

- Но женщины, как и в первый день упорно продолжали играть…

- Нет, слава богу, на этот раз все отменили. А чтобы все было честно, организаторы обнулили итоги первых двух раундов. Мне говорят: у тебя есть шанс выиграть. Я отвечаю: да какой там шанс! у меня ничего не получается.

Я сыграла «+4», по сравнению с первым днем это было уже хорошо. Результат оказался вторым, и я подумала: чем черт не шутит. А на следующий день погода разыгралась, светило солнце, настроение было потрясающее и меня, что называется, извините, просто поперло. Я прошла 16 лунок «-3», никаких богги, сплошные берди!

Но на 17-й лунке я уже знала, что предстоит, потому что каждый год все решается именно на этой лунке. И превосходнейшим ударом послала мяч в банкер, а банкры там та-акие!..

- Ямы для военнопленных…

- Не то слово! В лучшем случае мяч удается  выбить назад. Так и получилось. Я сделала даббл-богги, конечно, уже нервы начали сдавать.

И вот последняя лунка. Я попадаю на грин, но очень далеко от флага, потому что мой кедди – мама – меня несколько дезориентировала с выбором клюшки, я и не добила…

- Твой кедди – твоя мама?!

- Да, без нее я просто теряюсь на поле.

- Но после этого случая, скажи честно, ты подыскиваешь другого кедди?

- Нет, нет и нет. Ведь последовал точный патт, после которого грохот был на весь Сент-Эндрюс! Так все это в Шотландии и случилось.

 - Вот еще один традиционный вопрос: ты была рада?

- Я поверить не могла, что такое произошло!

- А в чем все-таки секрет успеха, помимо мастерства, конечно?

- Наверное, в том, что мама сказала мне: тебе нужен стимул, и если ты попадешь в финал турнира, в следующем году у тебя будет очень хорошая машина.

 
 
 
 

- А на какой машине, героически пробираясь сквозь московские пробки, ты приехала сейчас в гости к Golfonline?

 - Volkswagen Polo Classic, но, надеюсь, по окончании института будет Mazda.

- В самом деле? Так, значит не только в финал надо попасть, но и институт окончить… Вот как автомобили достаются! Всем бы нашим гольфистам таких кедди, а заодно и мам… А где ты учишься?

- На пятом курсе Московского государственного лингвистического университета.

- Наверное, академы постоянно приходилось брать из-за игр?

- А вот и нет – все сдавала досрочно. Иногда по два экзамена в один день.

- Прямо, как в том старом фильме - спортсменка, комсомолка, наконец, просто красавица.

- Декан меня так называет.

- Сразу видно, проницательный человек. И кем ты становишься, когда защищаешь диплом?

- Специалистом по международным отношениям.

- А международные отношения с гольфистами у тебя были? Со звездами общаться приходилось? Арнолд Палмер, Тайгер Вудс, хотя он женился недавно…

- С Ником Фалдо была довольно продолжительная беседа. Мы с ним встретились в Штатах в мастерской, где подгоняют клюшки, как это слово…

- Клабфиттинг?

- Да. Ну, поговорили о жизни, о гольфе.

- К какому выводу пришли?

- Жизнь прекрасна!

- Это прекрасно! А с российскими игроками в гольф какие у тебя отношения?

- Почти со всеми очень ровные… Мне нравится играть клубные турниры, главным образом парные и командные. Неплохо получалось выступать вместе с Игорем Корчаком…

- Вот в футболе всякие конкурсы есть на лучшие голы, в баскетболе - красивые броски. У тебя были такие удары, которые ты вспоминаешь?

- Да. Тот патт в Шотландии, о котором я говорила. Вообще после каждого турнира остаются яркие впечатления.

- Я пытаюсь играть в гольф. Я неспроста выбрал именно глагол «пытаюсь». Гольф – сложная игра?

- Очень сложная.

- Что же делать? Как научиться?

- Постоянные тренировки. Годами. Драйвинг-рэндж, паттинг-грин. Выработать чувство свинга, чувство паттинга. В остальном, это я поняла в последнее время, – не заморачиваться. Когда начинаешь слишком много думать - а что если… а что у меня не так… - тогда точно все идет кувырком. А если спокойно ко всему относиться – тогда все получается. Как говорят американцы на всех турнирах: have fun!

- Кто твой любимый игрок?

- Колин Монтгомери.

- Который, как всегда, в прекрасной форме! Так о нем часто пишут.

- Я видела, как он играет. Была на турнире Volvo Masters. Я была поражена. Оказалось, что мне его проблемы знакомы! Он тоже очень чувствителен к окружающей обстановке и его моральное состояние сильно влияет на игру, и все-таки он это преодолевает. Я его безмерно уважаю.

- А ты так чувствительна к окружающей обстановке?

- Да. Особенно на таких турнирах, как Чемпионат России. Это сплошное давление.

- С чьей стороны?

- Со стороны соперниц. За пределами поля обычно у всех замечательные отношения. Все мило общаются, улыбаются друг другу. Но как только выходят играть, все меняется. Давление со стороны соперниц носится над полем и становится почти физически ощутимым. Я, конечно, тоже переживаю, когда у меня что-то не выходит, но ни на кого не злюсь.

- То есть российский гольф пока – no have fun?

- Не всегда.                                                                                                           

 
 
 
 

- В таком случае мой следующий вопрос очень сложный -  появятся ли когда-нибудь российские игроки в гольф мирового уровня? Настоящие звезды? Прости меня за такой грубый комплимент, я не могу удержаться, но ты могла бы украсить обложку любого журнала.

- (Смеется). Про себя могу сказать одну неприятную вещь – я не собираюсь связывать с гольфом свое будущее.

- Ну вот, договорились…

- Дипломатическая карьера, если получится. Гольф – останется увлечением.

А российский гольф… Я знаю ребят, которые хотят стать профессионалами, но, думаю, шансов мало, потому что у нас нет тренеров. Для начала нам нужны тренера, а потом уже будут хорошие игроки. Тренера, которые бы стояли над своими учениками день и ночь и тут же исправляли их ошибки, а не так, что один раз приехал, а год не виделись. Только тогда будут шансы. Был у меня тренер, и тот в Казахстан уехал.

- Костя Лифанов?

- Да, на мой взгляд, хороший тренер. Вселял спокойствие и оптимизм. С ним хорошо все летело.

- Гипнотизер какой-то. А помимо учебы, гольфа что происходит? Танцы? Вечеринки?

- О, нет. Нет времени. Учеба. Диплом все время отнимает. Последний раз в кино была с подругой месяц назад.

- Алкоголь, наркотики? Шучу.

- На это тоже нет времени. Шучу.

- Ты просто - гольф против наркотиков!

- Если честно, есть кое-что, что для меня как наркотик. Компьютерные игры. Лучше б уж эти игры не попадались мне на глаза. Меня от них не оторвать! Хотя когда 8 лет назад мне попался компьютерный гольф – это был действительно счастливый случай.

Алексей Матросов: «Неделя без гольфа – и жизнь потеряна»

- Алексей, чем Вы сейчас занимаетесь? Не только по служебным функциям в гольф клубе, но и как действующий гольфист?

- Ну, насчёт действующего гольфиста - форму всё равно приходиться поддерживать, потому что гольф это не только работа, но и игра, а когда я стал гольф-профессионалом, то в Московском городском гольф клубе добавилось много административной работы – организация турниров, работа с детьми, молодёжью. Рабочий день начинается в 7 утра и заканчивается в 9 вечера, мне всё интересно и везде нужно успеть. Гольф клуб, фактически, мой второй дом.

- Принять участие в чемпионате России-2004 не собираетесь?

- Вообще, несмотря на то, что статус чемпионата любительский, на него собирались пригласить профессионалов, для того, чтобы разыграть места на BMW Russian Open, но пока никто не приглашал. В России, как и во всём мире поддерживается соревновательный этикет, в том смысле, что и профи и любители могут играть в смешанных турнирах по договорённости. Это делается для создания формы соревновательной борьбы и обмена опытом.

- Вы не раз стажировались за границей. Вот там-то уж точно опытом можно обзавестись на долгие годы.

- Есть такая организация EGTF, которая достаточно серьёзно сотрудничает с европейским PGA Tour, во главе её стоит Питер Данн, разработавший простую и эффективную методику обучения. Она направлена на то, как стать инструктором и как преподавать гольф для начинающих гольфистов. Было это в 1998 году. Обучение проходило на о. Мальорка, в Испании. Курс был по теории и практике, по окончании его я получил статус teaching-pro.

Но переломный момент в моей карьере случился, когда в 1993 году я выезжал на стажировку в Англию. Оттуда всё пошло уже всерьёз. Я своими глазами увидел British Open, посмотрел как люди играют, атмосферу гольфа вдохнул и зарядился ею основательно. До этого мы ведь в собственном соку варились, в четырёх стенах, что называется. Вроде бы и по мячу также бьёшь и движения похожие делаешь, но не так всё получается. Англия, конечно, была отправной точкой в моей карьере, я стал по-иному видеть гольф, острее начал игру воспринимать. И работать над собой приступил основательно.

Так и по сей день. Без гольфа себя не мыслю, неделя без гольфа и уже чувствуешь себя не в своей тарелке, как будто жизнь проходит зря. Я даже на отдыхе играю в гольф и совершенствуюсь беспрерывно. Хотя для разрядки, в качестве хобби, поплавать люблю, и поиграть в футбол.

- Каково количество специалистов в российском гольфе имеющих подобный опыт обучения и статус профессионала?

- Профессиональные гольфисты это не только те, кто играет хорошо. Есть несколько категорий профессионалов в гольфе. Непосредственно игроки делятся на множество категорий. В России профессиональных гольфистов примерно пятнадцать человек.

- А на поле Вы с ними встречаетесь?

- Это бывает, но очень редко. Вот как раз с этого сезона в МГГК будет проводиться ежемесячный чемпионат Pro-Am - один любитель в команде и один профи. И игра - как командная, так и индивидуальная. Надеюсь, почаще будем встречаться.

Что же касается первого российского игрового профессионала, то им стала Ульяна Ротмистрова, она выступает в женском туре. Ульяна несколько раз уже проходила квалификацию и занимала неплохие итоговые места. Будущее есть, гольфисты у России будут.

- А что необходимо, на Ваш взгляд, для подготовки российского гольфиста международного уровня?

- Тренироваться нужно очень много. Нужен хороший тренер, база тренировочная нужна. В Москве это Нахабино и МГГК. Также наши гольфисты выезжают тренироваться в Испанию, в США – сезон у нас ведь какой: полгода лето, полгода зима. Плюс ко всему необходимо вокруг ведущих игроков формировать резерв из молодёжи, чтобы за лучшими тянулись и остальные.

- Можно ли говорить, что доступность и массовость усилят конкуренцию, и шансов вырастить таланты  будет больше?

- Здесь много составляющих. Нужно прессе, телевидению уделять гольфу больше внимания. Гольф в России всё-таки плохо освещается. Не так много издательств, пишущих о  гольфе.

А как придёт в гольф новое поколение? Предположим обеспеченные родители хотят чтобы их ребёнок занимался гольфом. Я не стал бы говорить, что есть прямая зависимость между обеспеченностью и успехами в гольфе. Нужны данные, спортивные составляющие успеха, да и сам ребёнок должен выбрать гольф. Чемпионы в гольфе – это не обязательно выходцы из богатых семей, а те кто трудом всего добивается.

В нынешнее время гольф доступен, и деньги не всегда всё решают. Если говорить о массовости, то человек и в 60, и в 70 лет может начать – гольф демократичен, он не требует каких-то супер-данных, и в этом его прелесть. Смотря какие стоят цели.  Вовсе необязательно решать серьёзные спортивные задачи: для бизнеса иногда полезно - гольф уравновешенный, спокойный вид спорта, он дисциплинирует и погружает в приятную атмосферу. Но если хочешь добиться чего-то серьёзного, то, конечно, начинать надо с детства. Чем дольше ты занят любимым делом, тем больше шансов добиться успехов. И в гольфе и в жизни.

- Ваше детство родом из гольфа. Расскажите как всё начиналось.

- Я пришёл в МГГК в 1988 году. Прошло уже 16 лет. Конечно, считать себя гольфистом с самого начала очень трудно. Нужно по мячу хотя бы первый раз попасть. Начинал с кэдди, клюшки таскал, постепенно свыкался с игрой, смотрел как играют другие, поле выучил наизусть. Опыта постепенно набрался – гольф такая игра, совершенствование в которой практически безгранично. Необходима практика постоянная – играть и учиться, постигая все тонкости. В гольфе тактика и стратегия очень важные моменты. Если говорить об игровом стаже, то это 8 – 10 лет.

- Помните тогдашнюю обстановку в МГГК? Сильно она отличалась от  нынешней?

- В конце 80-х играли  одни иностранцы. Инвентарь изменился принципиально. Ведь гольф-индустрия на месте не стоит, шаг вперёд сделан значительный. Сейчас клуб сильно преобразился, да и россиян теперь играет очень много.

- Гольф, как семейная игра, в России будет развиваться, как Вы считаете?

- Некоторые члены клуба, играющие давно, приобщили своих жён. Но таких мало. В МГГК проводится турнир семейных пар: набирается пар 5, это максимум. Пока рано говорить о семейном гольфе. Это дело будущего.

- Вы, можно сказать, в истории российского гольфа с первой её страницы, накопили большой соревновательный опыт, обладаете индивидуальным тренерским багажом. Как Вы используете полученные знания, и в чём специфика современных методов обучения?

- То, через что я прошёл лично, я, конечно, новичку покажу и объясню, как это правильно выполнить. Важно поставить базовые движения, их фазы и т.д., но человека нужно еще и увлечь. Если урок проходит скучно и сухо – у начинающего быстро пропадает интерес. Особенно это касается детей. Они тонко всё чувствуют.

- Алексей, у Вас растёт сын, размышляли ли Вы над тем, чтобы привить  Матросову- младшему отцовскую преданность к гольфу?

- Конечно, я приобщу сына к игре, это всегда пригодится. Если понравится - отлично, я возражать не стану. Сформировав своё мнение, он сам сделает выбор.

- … и тогда, есть вероятность, что в России может быть положено начало первой фамильной традиции?

- Может быть, такое не исключено. Буду только рад этому.

Анатолий Семеляк: Когда я снимаю гольф, то становлюсь человеком-невидимкой!

- Анатолий Петрович, Вы, можно сказать, легенда спортивной фотографии, снимали футбол, гимнастику и другие «традиционные» для России виды спорта. Почему нынешний выбор пал на гольф? Необычность, экзотика?

- Все более прозаично. Я снимал рекламу в Московском городском гольф клубе, и представитель клуба попросил меня сделать несколько фотографий – там как раз проходил какой-то корпоративный турнир. Снимать гольф? Я столкнулся с этим впервые и был несколько озадачен. Но тут я вспомнил, что на Олимпиаде-80 я был одним из двенадцати фотографов, которые имели право находится рядом с аренами и фотографировать спортсменов с расстояния 3-х метров. То есть из сотен фотографов отобрали только двенадцать! Я отбросил сомнения и стал снимать гольф.

- Есть специфика съемки гольфа? Все же это не такой динамичный спорт, как футбол или гимнастика – ударил человек по мячу и идет за ним, идет… Нет ли тут для Вас момента, скажем, некоей профессиональной скуки?

- Нет, что Вы! Гольф статичен только для тех, кто не знает эту игру. Тут такая драма! До удара, после удара… Надо просто знать, как и в каждом виде спорта, что фотографировать.

- А в гольфе что фотографировать? Лица, момент удара?

- Когда я смотрю в фокус на лица до и после удара – это просто кино! То игроки молчуны, то разговорчивые, кто язык высунет, кто такое выражение состроит! Весь спектр эмоций и переживаний.

Есть еще один специфический момент – гольф вид спорта, который нельзя фотографировать, например, до удара, когда игрок готовится к удару. Видели таблички NO CAMERA? Но фотографировать-то надо и до удара!

- Где тогда выход?

- Я прячусь, ландшафт помогает…

- Папарацци?!

- Можно сказать. Это все довольно опасно. Мяч может попасть, не все же хорошо играют и бьют только на фарвей. Затем игроки проявляют эмоции – как работает камера? – комариный писк, но в гольфе и это недопустимо, поэтому я стараюсь работать на расстоянии. Фактически, чтобы сделать хороший снимок, я становлюсь человеком-невидимкой.

- Были у Вас конфликты с гольфистами или устроителями турниров?

- Были… Но сейчас уже нет. Только просят сфотографировать.

- А какое-то есть различие между проявлением эмоций у российских гольфистов и зарубежных?

- Наши более скованные. А иностранцы не бьются, конечно, головой о грин, но клюшки иногда швыряют.

- Есть прекрасные фотографии, но нет звездности российских гольфистов. Когда гольф, а вместе с ним игроки выйдут за рамки специальных изданий? Что для этого нужно делать? Чтобы президент в гольф заиграл?

- Мало полей. Надо срочно строить поля, много полей, популяризировать игру, привлекать новых людей, молодежь.

- Вы сами играете в гольф?

- Играть не играю, но 150 метров на драйвинг-рендже делаю стабильно.

- Чемпионат России чем-то отличается от других турниров, проходящих в российских гольф клубах?

- Я бы сказал, отличается национальной составляющей. Я испытываю гордость, что такой Чемпионат имеет место и в нем участвует много наших игроков. И, конечно, очень рад, что мы победили!

© 2002- 2016 Национальная корпорация развития гольфа. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на наш сайт обязательна.